22:40 

korysai279
глаза боятся, а ручки вот они
Неспортивный интерес

- Уэсуги-доно! - голова у Юкимуры гудела от падения, он с трудом сосредоточил взгляд на спутнике монаха-воителя, но тем не менее узнал его. - Симадзу-доно! Примите мои глубочайшие извинения!!
А извиняться было за что. Обрушиться на головы мирным собутыльникам, прошибив переднюю стенку любимого чайного домика Бога войны - это, мягко говоря, не тот поступок, который стоит ставить в пример детям.
- Не извиняйтесь, Санада-доно, - отозвался Кенсин, и Юкимуре показалось, что голос владетеля Этиго слегка дрожит. - Думаю, вы не стали бы совершать подобное, если бы у вас не было достойной причины.
Достойной причины! Причина, по которой Синген проломил Юкимурой стену, была одна - Наставник сделался сам не свой с тех пор, как старый Симадзу загостился в Этиго. К великому недоумению Юкимуры, который никак не мог взять в толк, каким образом неприглашение третьим может стать поводом к войне.
Кенсин между тем устремил на него свои потрясающие изумрудные глаза и произнес светски-небрежным тоном:
- Тигр из Каи ревнует, да?
- Я не ревную. Я интересуюсь. - В образовавшемся после полета Юкимуры проеме возникла широкоплечая фигура Такэды Сингена, небрежно отряхивающего пыль с рукавов. Быстрым взором он обежал представшую картину - Кенсин с чашей, Ёсихиро с чайником, многочисленные пустые фляжки-баклажки на полу. Будь проклят Хисахидэ, так невовремя напевший ему на ухо, что некоторые мужчины, мол, предпочитают большие размеры. Сидел, гад, почесывал рыжее пузичко Ниси-химэ - любимому кенсинову чайнику, временно обитавшему у Такэды - и вгонял в тихую истерику хозяина, мысленно вспоминавшего размеры кенсинова меча, чайника и, если можно так выразиться, предпочитаемых врагов.
- Я интересуюсь, мм, не здесь ли Санада-доно?
Санады-доно здесь уже не было - он тишком уполз во двор, заслышав голос Мусаси, который даже шум юкимуриного падения не смог перекрыть. Кенсин открыл рот и закрыл его, а старый Симадзу без церемоний сунул Тигру в руки чашу - присоединяйся, мол - и Синген не заставил себя упрашивать. Потянувшись вперед, чтобы наполнить чашу, он оказался голова к голове с монахом и, не удержавшись, шепнул ему на ухо:
- Кончай пить, Кенсин.
Он любил поддразнивать Уэсуги - разозлившись, тот бывал прехорошеньким.
Против обыкновения, Кенсин примирительно склонил голову.
- Ты совершенно прав, Тигр из Каи. - прошептал он смущенно и уткнул глаза в чашку.
Украдкой он еще плотнее запахнул накидку, чтобы Такэда, не дай ками, не заметил развязанного пояса и беспорядка в одежде.

Слухи распространяются быстро.
Через час под стены поместья Кенсина прискакал Одноглазый Дракон.
Он не ревновал.
Он интересовался.

Запись от 28 апреля 2013, воскресенье

@темы: на рабочем месте, мусаси, мацунага, симадзу, ушки+рожки

URL
   

theriverboard

главная